За гранью сознательного

Мой старый друг, известный психолог и невропатолог, вернулся с международной конференции, проходившей в Тбилиси, где собрались представители разных профессий — психиатры и философы, педагоги и невропатологи,— чтобы обсудить одну проблему — о бессознательном.

Позвонил мне. Мы встретились. Он стал рассказывать. Я слушал и лишь задавал короткие вопросы, а он отвечал на них. (Уже работая над книгой, я несколько видоизменил свои вопросы и ставил их в тексте с поправкой на читателя, на «сверхзадачу».) Мне не хотелось ни спорить, ни высказывать мысли, возникающие по ходу его многочасового монолога,— настолько все было интересно: просто и сложно, понятно и неизведано. Как сама жизнь. К тому же проблема эта имела прямое отношение к стратегии здоровья, к вопросам воспитания и самовоспитания.

О чем шел разговор?

— Вначале два слова об истории вопроса. В конце прошлого столетия делались серьезные попытки вторгнуться в бессознательную сферу психической деятельности человека. Первое, с чем пришлось встретиться, были, естественно, инстинкты, биологические свойства человеческого подсознания и, в первую очередь, наиболее мощный инстинкт продолжения рода и сексуальные влияния.

— Прости меня, но ты упомянул два термина «бессознательное» и «подсознание» — это разные понятия?

— Ты коснулся больного вопроса: терминологии. Специалисты употребляют с разными оттенками десятки слов — и «надсознательное», и «внесознательное», и «сверхсознательное» и пр. Однако для простоты мы договоримся пользоваться главным термином — «бессознательное». Будем обращаться также и к слову «подсознательное».

В дальнейшем возникли трудности. Отсутствие единой


терминологии, увлечение частными разделами, острые дискуссии (ибо пограничные науки быстро развивались, и то, что вчера было незыблемым, сегодня устаревало) повлекли за собой такое расхождение мнений и понятий, что для истины, казалось, остается мало места. «Психология не столько наука, сколько мечта о ней» — было и такое мнение.

Изучение проблемы бессознательного затруднялось, во-первых, разным философским подходом. Для материалистов многие стороны ее не вызывали сомнений, ибо они руководствовались единой универсальной ленинской теорией отражения. Во-вторых, проблема бессознательного сама по себе «междисциплинарна» — ею занимаются представители многих специальностей. Признаюсь, что профессиональный язык сегодня настолько труден и несходен, что порой недоступен пограничному специалисту… В-третьих, терминология. До сих пор важнейшие термины, связанные с проблемой бессознательного, не унифицированы, не приняты всеми. Представляешь себе людей, которые разговаривают и спорят, понимая под одним и тем же словом совершенно разное.

Приведу пример из другой области. На одном философском совещании выступил известный ученый, потребовавший созыва Всесоюзного симпозиума для обсуждения термина «методология», в который авторы вкладывают различное содержание. Идея, на первый взгляд, логична, но терминов, которые не унифицированы, так много, что сразу возникают вопросы: сколько симпозиумов нужно проводить, как много времени это займет, за чей счет их организовать и т. д. Как выхожу я из положения в спорных вопросах, в частности с определениями? Чаще всего я употребляю три термина этой категории: методика, метод и методология. Разграничение их необходимо. Не являясь специалистом в области философии, я принимаю наверняка не вполне точные, но удобные, сообразующиеся со здравым смыслом определения. Методика относится к правилам распознавания конкретного узкого явления. Например, методика изучения кровообращения в капиллярах мозга. Метод касается более масштабных исследований. Скажем, метод компьютерной томографии головного мозга. Наконец, методология — это учение о методах познания. У нас, советских ученых, она одна: марксистско-ленинская философия, диалектическая теория познания. Коль скоро сами профессионалы толком не разобрались в терминологии, а время не ждет, не вижу иного выхода. Ведь подобного рода положение создалось во всех науках. Каждый день рождает новые термины. И если представители узких и пограничных наук станут годами спорить об их уточнении, то на это они израсходуют весь свой научный потенциал. Проще взять за основу временный, пусть не очень точный, но удобный для употребления «рабочий» термин и применять его по возможности дольше, не изменяя.

— В таком случае, что ты имеешь в виду под понятием «бессознательное»? Что в него вкладываешь?

— Речь идет о психической деятельности человека, которая определяет его мысли, слова, поступки. Она может быть сознательной, или осознанной, и бессознательной. Ты знаешь, как про некоторых людей говорят: «Сказал, не подумав», «Сорвалось с языка», «Выругался сгоряча»…

— Не понятно. Объясни точнее. Ведь достаточно умный, воспитанный и уравновешенный, трезвый человек никогда ругаться не будет!

— Трезвый? Ты мне подсказал хорошее объяснение. Попытаюсь с него начать. Тебе известно, что значительная часть убийств совершается людьми в состоянии опьянения. Многие неблаговидные поступки, хулиганство, нарушение общественного спокойствия осуществляются людьми выпившими. В чем механизмы действия алкоголя? Один из них — освобождение от тормозных влияний, контролирующих слова, поведение человека. «Что у трезвого на уме — то у пьяного на языке». Про некоторых людей говорят: «Трезвый — тише воды, ниже травы, а выпьет — другой человек: буянит и безобразничает». Именно про пьяницу нередко слышишь: «Он действовал бессознательно». Как будто сознание у него было выключено или подавлено…

Перефразируя известную шутку, можно сказать: «Животное и алкоголь в человеке не уживаются: примешь второе, вылезает первое». Вино снимает «тормоза» сознания, и коль скоро воспитание было неглубоким, то на поверхность всплывает худшее, что есть в этом человеке.

— Убедительно! Создается впечатление, что человек на самом деле устроен так, что в нем срабатывают механизмы и сознания, и бессознательные. Но, кроме алкоголя, ты не можешь привести другие примеры?

— Пожалуйста: роль эмоций. У разных людей наблюдается остро неравнодушное отношение к чему-либо. Одного волнует классическая музыка, другого — эстрада, третьего — спортивные соревнования. Допустим, что все они в общем хорошо воспитанные и относительно спокойные люди. Но когда дело касается «эмоционально-чувственной зоны», их поведение может выйти «за рамки», напоминая действия тяжело больных людей. Недаром итальянцы называют своих чрезмерно распущенных болельщиков «тифози», ибо ведут они себя бесконтрольно, словно находясь в бреду тифозной лихорадки.

В науке принято выражение: «Аффекты гасят свет сознания». «Невоспитанные» чувства, «необузданные» эмоции, скрытые в нашем подсознании, творят много бед, когда нами своевременно в подсознание не было «уложено» достаточное количество нравственных постулатов, правил поведения.

Задайте сложный вопрос дипломату, сотруднику официального представительства или учреждения. Он помолчит, подумает. А затем» не торопясь, подбирая слова, выскажет свою точку зрения. Или уклонится от разговора: «Простите, я к ответу на ваш вопрос не готов». Многие профессии, вернее, большинство требуют, чтобы разум опережал чувства. Доверять точности подсознательных, немедленных реакций могут лишь очень тренированные или абсолютно воспитанные люди, у которых бессознательная реакция будет такой же, как сознательная, но более быстрой. Боксер, летчик-испытатель, хирург должны автоматически реагировать на мгновенно возникающее изменение ситуации действием. Иначе — поражение, гибель.

— Ты говоришь о профессиональной работе. Но при чем же здесь воспитание или личность человека?

— Характер человеческих поступков зачастую определяется тем, в каком соотношении сработает сознательное или бессознательное. Что сильнее или, точнее, что человеку в процессе его воспитания удалось не только уложить в сознание, но и «утрамбовать» с помощью повторений, «тренировки» в подсознание. Увы, бывает, что человеку «горячему» только показалось, что его обидели, а он уже хватается за кинжал. Дело здесь далеко не в одном характере, а в уровне воспитания, традициях…

Память представляет собой благодарную модель для оценки бессознательного. Многие люди знают, что об одних вещах им вспомнить легко, для припоминания других нужно «напрячься». А о третьих и вообще не помнишь. Но вдруг нашел в шкафу записочку или фотографию — и потянулись «из глубины подсознания» человеческие лица, обрывки разговоров, запахи, даже настроение становится таким же, какое испытывал когда-то. Выходит, что и память бывает разной: «близкой», лежащей на поверхности, находящейся поглубже и вовсе глубокой — «не всколыхнешь — не вспомнишь».

Память зависит от тренировки, упражнений. Для детей создание путей, по которым сведения, спрятанные глубоко, быстро извлекутся наружу — запоминание стихов или просто текстов. Поэтому участие в художественной самодеятельности обладает и в этом отношении определенным смыслом: запомнил роли — проторил пути из сознательного в бессознательное, в память. В жизни это пригодится. Более того, тренировка у малышей, когда она проводится с некоторым — «на один шаг» — опережением их возможностей, заставляет их мозг развиваться более быстро. Таким образом, функция (действие) ускоряет развитие и созревание мозга. Точно так же, как тренирующийся спортсмен «наращивает» мышцы, их объем и силу.

Получается, что чем раньше «тренировать» мозг, тем развиваться он станет лучше…

Коснемся еще одного вопроса — как же эмоции связаны с памятью? Когда в нее заложены положительные или отрицательные переживания, то чем сильнее они были, тем в большей степени заполнены вызвавшими их фактами все этажи ее хранилищ. И тем быстрее всплывут они в памяти. Неприятные эмоции запоминаются лучше, но и расположены «глубже». Если бы они были «на поверхности», то человек быстро погиб бы. Но они и необходимы ему — для приспособления к окружающей среде. Кстати, способностью эмоций быть проводником лучшего запоминания воспользовался Г. Лозанов для ускоренного обучения иностранным языкам.

Последние исследования раскрыли большую роль биохимических процессов в механизме положительных и отрицательных эмоций. Особые вещества (амины, серотонин и норадреналин) влияют на запоминание положительных и отрицательных эмоций, что ставит вопрос о возможности управления ими и даже лечения больных людей. Представь себе, если из пессимиста врачи чисто медикаментозным путем сделают оптимиста?

— С эмоциями понятно. А ты не можешь привести пример бессознательной работы психики?

— Могу. Известно понятие «интуиция». Это — категория, которую ранее пытались связывать с чем-то сверхъестественным. Врач ставит труднейший диагноз, не имея опорных данных. Следователь среди возможных версий избирает одну. Разведчик в тылу врага «чувствует» приближение опасности…

Сегодня мы понимаем, что человек «опускает» в подсознание громадное количество информации, накопленного опыта. В нужный момент все перечисленное поднимается на поверхность сознания в виде мыслей, сомнений, предположений, опасений.

Человек ехал на автомашине и, приближаясь к определенному перекрестку, непроизвольно, интуитивно замедлил ход. Он постарался понять: отчего? Напрягся и вспомнил. Именно тут в прошлом году на панель выбежал ребенок. Или здесь ему сделали «прокол» — наказали. В обоих случаях событие было связано с сильной неприятной эмоцией. На месте же, где его остановил сотрудник ГАИ и отечески «пожурил», он скорости не сбросил.

Врачи, следователи, научные работники, летчики, испытатели, разведчики, педагоги, спортсмены под интуицией понимают «неосознанный опыт». Накапливаться он может двумя путями — сознательной тренировкой и простым повторением действий. Реализуется автоматически и экономно: «не задумываясь»!

Крупный советский ученый Ш. Н. Чхартишвили писал: «Большая часть подспудно хранимого опыта активизируется и участвует в регуляции поведения, не будучи сама осознанной».

— Хочется понять, каким образом и в какой последовательности у человека происходит «наполнение» его психики в сфере сознательного и бессознательного…

— Представь себе мастера. Для работы ему понадобится много разного инструмента, а для его хранения имеется всего три ящика. Он положит в самый удобный, ближний, то, что ему нужно чаще всего. Это — сознание. Подальше, во второй ящик — то, что потребуется реже. Это — подсознание, из которого необходимые сведения можно «вызвать», напрягая память и прилагая некоторые усилия. И, наконец, редко используемые инструменты — в самый дальний ящик. Это — глубины подсознания, из которых усилием воли порой ничего и не извлечешь, хотя под влиянием эмоций, критических ситуаций или других факторов что-то может всплыть неожиданно для самого человека. Схема приблизительная. Мне хотелось показать ее экономичность.

— Ты не ответил мне, что и как в эти «ящики» закладывается…

— Начну с того, что человек рождается на свет, уже имея некоторый уровень «бессознательного», которое неизбежно окажет влияние на всю последующую его жизнь. Первое место принадлежит инстинктам, биологическим факторам. Недаром психологи считают человека существом «социальной сущности и биологической основы» — биосоциальным.

Кроме инстинктов, к врожденным основам психических реакций относятся индивидуальные, семейно-наследственные черты. Дети несут в себе подавляющее число характерных для их родителей качеств, которые складываются в причудливой мозаике.

— Неужели черты психики в такой полной мере детерминированы, предопределены?

— Конечно, нет. Влияние внешней среды, воспитания, коллектива, работы человека над своей личностью могут внести существенные изменения. Но для этого необходим сознательный упорный труд.

— Насчет врожденной основы мне понятно. А затем?

— Дальше — сложнее. Новорожденный, а потом и грудной ребенок слов не понимает. Вскоре он начинает улавливать не столько их смысл, сколько интонацию — интересно, что это характерно не только для детей, но и для многих женщин. Поэтому в первую очередь в сознание новорожденного так властно вплетаются образы-символы: грудь матери, ее теплые руки, мягкие губы, родной запах, нежный голос и многое другое.

— Имеют ли практическое значение ранние «дословесные» влияния?

— Начнем не с прямого ответа на вопрос. Ученым свойственно с подозрительностью, а порой и сомнением относиться к точке зрения лиц, не являющихся профессионалами в их области. При всей кажущейся справедливости такого рода отношения имеется существенный просчет. Жизнь показала, что нередко мысли, высказанные талантливыми людьми, далекими от данного вида деятельности, намного опережали формальные открытия.

Известный советский писатель М. М. Зощенко много лет потратил на изучение вопросов здоровья человека, физического и психического, а в сатирическом жанре — здоровья нравственного. После книги «Возвращенная молодость», в которой им были предвосхищены некоторые геронтологические проблемы (геронтология — наука о стареющем организме), он написал «Повесть о разуме» (1943 г.). Работал он над ней свыше 8 лет, а увидела она свет почти тридцать лет спустя. Отмечу, что допускают «чужака» на олимп своей специальности немногие, лишь те, кто обладает широтой и прогрессивностью мышления. Таким был академик И. П. Павлов, ценивший творческий подход к сложнейшим явлениям человеческой психики и пригласивший Зощенко на свои знаменитые среды.

На основе павловского учения об условных рефлексах и высшей нервной деятельности писатель сделал оригинальный анализ отношения сознательного и бессознательного с целью найти в раннем «дословесном» детском возрасте истоки собственного невроза. Восстановив события и раздражители, вызвавшие замыкание вредных связей, возникших в его подсознании, он усилием воли сумел повлиять на разрушающие его здоровье подсознательные стрессы и преодолеть прогрессирующее заболевание. Таким образом, М. М. Зощенко проделал громадный труд в области физиологии и патологии высшей нервной деятельности.

Он проанализировал также биографии известных писателей (Н. В. Гоголя, Ф. М. Достоевского, Оноре де Бальзака, Г. Флобера, Л. Н. Толстого и многих других) и показал, что механизм развития невротических состояний и даже психических заболеваний может иметь общие истоки. Критикуя Фрейда, он сумел «за порогом сознания» человека найти обширный, мало исследованный «низший мир животного» и преодолеть его пагубное влияние и «дословесные» воздействия. Пусть упрощенно он толкует некоторые нейрофизиологические механизмы, но главная идея справедлива: человек — биосоциальное существо. Уверенность в необходимости самоанализа, управления своими чувствами и поведением дала ему основание утверждать, что «разум побеждает страдания», «разум побеждает старость».

А теперь расскажу о простом случае, с которым можно неожиданно встретиться в жизни.

Бездетные родители колеблются, в каком возрасте им брать приемного ребенка: когда он еще крошечный, из родильного дома, где чаще бывают «отказные» дети, или позднее, в возрасте, например, 3—5 или даже 6 лет, когда уже виден абрис его лица, мимика, определяется характер. Понятно, что когда вырастает у человека нос, как пуговка или как слива,— это может огорчить приемных родителей. Но разве главное внешность? Передача ребенку многих важных человеческих черт начинается с первых дней после его рождения. Именно на этом этапе будущие родители в состоянии многое сделать для ребенка…

— Почему? Как это. происходит?

— На этом раннем этапе формируются разнообразные условные рефлексы. Первый плач, гримасы неудовольствия или улыбка — реакция ребенка на внутренние и внешние ощущения: хочу есть, болит животик, неприятно, приятно, жарко, холодно, мокрый… Отношение ко всему этому родителей и их поведение—начало длинного и трудного пути, имя которому — воспитание. Плачет — схватила на руки, начала баюкать. Один, второй раз. А потом — придется делать это несколько недель или месяцев подряд. Если замерз — укутала. Затих. Вот и станет он бояться холода. И будет мерзляк, подверженный простудам, не закаленный. Это все хорошо известно. Или другой путь. Плачет. Развернула. Сухой. Повернула на животик. Пусть похнычет — перестанет. Вот он первый, важный урок воспитания ребенка и мамы.

— Раз ты рассказываешь о бессознательном, сделай отступление — ведь наука быстро идет вперед — и расскажи, что ты знаешь по поводу того, на каких уровнях мозга формируется сознательное, а на каких — бессознательное. Я имею в виду и структуру (морфологию, анатомию), и функцию. Как это происходит?!

— Тебе, как врачу, понятно, что на человеке не все эксперименты поставишь. Поэтому я склонен доверять нейрохирургам. Они, оперируя на головном мозге, удаляя опухоли, следят за результатом поражений определенных его зон. Именно нейрохирурги считают, что за сознание ответственны как кора головного мозга, наиболее молодая структура (интеллект, речь, приспособление к внешней среде и пр.), лимбическая система (гипокамп) и структура височной доли (интеграция, эмоциональные активные реакции), так и древние отделы—мезэнцефальные и диэнцефальные структуры (включением выключение сознания). Следовательно, не нужно думать, что источником сознания являются только молодые отделы головного мозга.

Предположим, перед нами айсберг — ледяная гора определенной высоты. На самом же деле она гораздо больше, ибо 9/10 ее скрыто под водой и невидимо для глаза. Вот оно соотношение сознательного и подсознательного. Другой пример: представим себе бутыль с лекарством. Когда она постояла несколько часов, то наверху появился тонкий прозрачный слой, средняя часть раствора стала мутной, а самая темная, густая — оказалась на дне. На бутылке надпись: «Перед употреблением взбалтывать». Пример этот несколько точнее: мы можем быстро восстановить связь между самыми глубокими и поверхностными слоями жидкости. Здесь важно и то, что прозрачный слой испытывает влияние «донного» и после «взбалтывания» мутнеет… Вообще же попытки создать облегченное, метафорическое представление о мозге — в виде айсберга (малая сознательная часть — над водой), бутылки с жидкостями разных удельных весов (чем ниже — тем ближе к бессознательному), аппарата со множественными чистыми или записанными магнитофонными лентами («робот», компьютер) — в конечном счете приблизительны и неточны, ибо в растущем организме, когда во взаимодействие входит 10—14 миллиардов нервных клеток, соединенных между собой сложной проводкой нервных отростков, возникает множество ассоциаций. Передача импульсов происходит не только уже изученным электрическим и биохимическим путем, но и посредством многих влияний неисследованных, а поэтому непонятных.

Мне кажется весьма убедительной твоя теория о дисфункциях незрелости и диспропорции роста, поскольку в ее свете легче понять ряд психических процессор происходящих в мозгу у ребенка. Сообщение между молодыми, поверхностными, и более старыми, глубокими, структурами мозга весьма динамично и с возрастом упрочивается. Человек — единство сознательного и бессознательного. Но «человечность» его возрастает по мере того, как эти связи становятся многообразнее, легче формируются, быстрее срабатывают, а информация в большем объеме и более быстрым темпом перемещается «снизу вверх» и «сверху вниз». Тренировку этих связей можно начинать в разное время, но чем раньше — тем лучше, пока развитие и рост наиболее интенсивны. Для мозга это — первые 5 лет. Вот когда ребенок остро нуждается в том, чтобы с ним часто говорили, отвечали на его вопросы, он имел бы возможность беспрепятственно и много двигаться, ибо движения, речь, развитие мыслительного аппарата (заучивание стихов, запоминание мелодий, рисование и пр.) тренируют, ускоряют созревание и качество тех путей в мозгу, которые позднее определят его «ширококанальные» связи сознательного с бессознательным.

— Мы не ответили еще на вопрос, как и что закладывается в психику человека?

— В сознание и подсознание закладывается абсолютно все, что ощущает и осмысливает человек, но в разных пропорциях. Одни понятия могут сохраняться в большей степени на поверхности, в сознании, другие — погружаться в глубину, в подсознание, и оставаться там. Но поскольку сознание и подсознание находятся в состоянии динамического равновесия, в единстве и непрестанной борьбе, то в дальнейшем многое будет зависеть от ряда привходящих обстоятельств, например, с какой степенью эмоциональности воспринималось и осмысливалось данное явление.

— При чем здесь эмоции?

— Предположим, мать тебе в детстве напевала мелодию или отец играл ее на музыкальном инструменте. Вы в детском саду или в школе хором пели какую-нибудь песню. Прошли годы. Ты услышал эту мелодию. И сразу припомнил такие предметы, запахи, ощущения, которые не смог «вспомнить», напрягая всю свою память. Отчего? В глубинах подсознания, особенно если ты любишь музыку, были запечатлены и связаны именно с этой мелодией многие побочные впечатления. И мамины бусы. И полосатая ленточка на папиной гитаре. И запах подгоревшей в это время рисовой каши. И даже лозунг, висевший в музыкальной комнате в школе, где вы пели хором. В подсознание большая часть информации закладывается без контроля сознания, а меньшая — сознательно. В этой важнейшей особенности, в пропорциях «загрузки» нашего информативного вместилища и кроются секреты образования и воспитания человека, формирования его личности.

— Расскажи подробнее, как закладывается информация без контроля сознания.

— Все, что ощущает (видит, слышит, чувствует, обоняет) человек, отлагается в его психике. Эти впечатления могут никогда не всплыть или возникнуть неожиданно. Их можно, при известной доле тренировки, научиться вызывать из подсознания. Но они неизбежно оказывают на него свое влияние.

Ученик, любящий своего учителя, невольно подражает его манере говорить, общаться. Во время операции нередко по движениям хирурга можно догадаться, из какой хирургической школы он вышел. В одной семье мальчик тянулся к отцу. Но тому часто приходилось работать дома, и он одергивал сына: «Не мешай, я сейчас занят». Прошло двадцать пять лет. Сын вырос и своему сыну с такими же интонациями говорит: «Не мешай, я сейчас занят». Или еще один пример. Мать, молодая, но весьма эмоциональная женщина, поучала свою маленькую дочку, причем тон был довольно резок. «Не разбрасывай повсюду свои вещи. Неужели трудно убирать за собой!..» Дочка выросла.

Вышла замуж. И точно так же разговаривает с мужем. Она понимает, что у мужа это ничего, кроме отрицательных эмоций, не вызывает, но ничего поделать с собой не в состоянии. В ее «плоть и кровь» вошли слова и интонации матери. Вот он путь закрепления в поведении человека благоприобретенных качеств.

Мне это понятно: сила примера, показа, невольного подражания. По себе знаю. Но, будь добр, приведи пример высвобождения бессознательного,» заложенного в раннем детстве из области искусства.

— Твой вопрос важен, поскольку искусству принадлежит особая роль в формировании многих сторон человеческой личности. Достаточно сказать, что иным складом психических реакций обладают дети, воспитанные в раннем возрасте на классической музыке, чем на эстрадной…

— А из области кино?

— Ты, наверное, видел фильм Тарковского «Сталкер». В нем крупным планом показаны покрытые небольшим слоем воды разные предметы, расположенные на метлахской плитке. Знакомый сказал мне: «Непонятно, почему с таким неотрывным вниманием я следил за этими довольно затянутыми кадрами подводного пейзажа…» Да, вполне понятно! В возрасте года-полутора, когда только начинали ходить, мы были небольшого роста: 60, 70 сантиметров. И тогда наши глаза хорошо различали разные мелкие предметы, которые при нашем сегодняшнем росте видеть значительно труднее. Но дело не только в видении. Ведь в раннем возрасте вся информация воспринимается весьма эмоционально, ибо накапливается первый жизненный опыт. И вот сегодня — кто 15, а кто 60 лет спустя — как бы вернулся в раннее детство. Ржавые гвозди, головастики, водоросли — все, впервые привлекшее наше внимание и прочно улегшееся на дно нашего подсознания, «всплыло» по воле киномастера.

Велико значение слов или чтения. Второй сигнальной системы — по И. П. Павлову. Начинается ее развитие довольно рано — на первом-втором году жизни ребенка. В последующем большую роль приобретает разнообразие словарного запаса и понятий, получаемых младенцем. Поэтому полезно с ним много разговаривать, читать ему и побуждать к самостоятельному чтению. Чем разнообразнее и многочисленнее будут слова и понятия, которыми овладевает ребенок, тем возможности дальнейшего образования будут шире.

— Скажи, пожалуйста, имеет ли значение, какую литературу дают ребенку?

— Не только ребенку, но и подростку. Да и вообще то, что читает зрелый человек, определяет уровень его мышления.

— А может быть наоборот: выбор определяется уровнем мышления?!

— Не пытайся выяснять, что было раньше — яйцо или курица. Оба процесса взаимосвязаны. У ребенка мышление формируется чтением. Правда, большое значение, как при соприкосновении с любым видом искусства, имеет правильное его потребление.

— Объясни подробнее.

— Если подходить к литературе как средству развлечения или отдыха, то неизбежно встанешь на путь отбора тех произведений, которые, создавая ощущение «душевного комфорта» и не требуя никаких усилий, определяют обилие концентрированных положительных стрессов. Я не против произведений, которые упомяну, но опасаюсь, что предпочтение, отдаваемое им многими молодыми и немолодыми людьми (я имею в виду тех, для кого это переключение после напряженной работы) определяет неправильность «загрузки» их подсознания. Фантастика, иллюстрированные и популярные специальные журналы, дайджесты и пр. дают возможность получить в единицу времени большой запас информации. Она интересна и даже полезна. Но, с другой стороны, концентрат фактологии, событий, мешает одному из важнейших свойств печатного слова, а именно — возможности домысливать, осмысливать, «раскрашивать» своими индивидуальными красками, давать собственную оценку, сопротивляться или горячо соглашаться с автором, так как процесс чтения медленнее мыслительных процессов. А если ты погружен в калейдоскоп множества ярких событий, скользящих по поверхности сознания, то сменяющиеся картины вызовут эмоции, дадут пищу воображению, но глубина восприятия, развитие интеллекта могут страдать. Это не значит, что подобная литература не нужна. Важно лишь хорошо знать, какими достоинствами и недостатками она обладает. И производить ее сознательный отбор. Не идя по пути наименьшего сопротивления, легкому и приятному. Но помня, как важно и полезно сделать определенные усилия, напрячься. Постараться понять, отчего по поводу одного произведения много говорят. А о том, которое тебе понравилось,— умалчивают. Почему твое мнение не совпадает с мнением людей, которых ты ценишь за

ум, культуру и образование. Кто ошибается — она или ты.

В медицине существует понятие «плацебо». Когда вместо лекарства назначают порошок такого же вида, как лекарство, но не обладающий целебными свойствами. Если плацебо дает эффект, то он связан с чисто психическим воздействием на организм: пациент поверил в него. Но в литературе «плацебо» — эдакого невинного порошка — нет. И коль скоро произведение бесполезно, то оно в определенной мере вредно, ибо отнимает у людей самое дорогое — время. И занимает дефицитное место в его подсознании, куда оно неизбежно попадает.

— Ты рассказал мне о втором пути — о слове устном и напечатанном. Каковы еще пути введения информации в наше подсознание?

— Третий, последний путь реализуется на протяжении всей жизни человека методом проб и ошибок, как следствие поощрения и наказания. Ребенок потянулся к розе и укололся об ее шипы, пытался сорвать крапиву и обстрекался, схватил сковородку — обжегся, нож — порезался. Он еще ни над чем не задумался, а опыт его поведения накапливался. Взял чашку — мама сказала: «Нельзя», игрушку — можно. Надел колесико на палку — мама похвалила. Уронил ложку — сделала замечание. Начался не завершающийся всю жизнь процесс воспитания, посредством концентрации непроизвольно регистрируемых сведений. «Что такое хорошо и что такое плохо». И очень рано, как только включается сознание, рождается собственная внутренняя оценка, рождается второй уровень — сознательный. Оба эти уровня могут возникать и функционировать одновременно. Но могут и расходиться.

— Приведи пример.

— Предположим, ты завзятый курильщик или глубоко верующий человек. И ты слушаешь лекцию о вреде курения или атеистическую. Результат возможен лишь в случае, когда в твоем сознании будет внутренний материал, который заставит тебя изнутри по-новому отнестись к теме лекции. Например, курильщик узнает, что его сын заболел раком легких. От этого же недуга умер его отец. Он «вдруг» понимает, какие последствия дает курение. То же самое с верой. Вспомни историю «Овода»: герой узнал о забвении любимым им падре тайны исповеди — и бог перестал для него существовать.

— Значит, сознанию принадлежит решающая роль в поведении человека?


— Во многих обстоятельствах — именно так. Но поведение человека определяется тем, что у него преобладает, какие свойства и какие качества расположены и в сознании и в подсознании.

— С какого возраста сознание может контролировать деятельность человека?

— Очень рано. Маленькие дети весьма быстро начинают разбираться, кого им бояться в семье, а у кого искать защиты. Кто накажет или не пройдет мимо проступка, а кто, не задумываясь, пожалеет и защитит шалуна. К сожалению, это свойство остается на всю жизнь. Немало людей, как только снят контроль или внешние ограничители, снижают темп и качество своей деятельности…

— А лица, занимающиеся бесконтрольным, творческим трудом?

— У них имеется тот запас ответственности, дисциплины, самоограничения, который дает основания им утверждать, что у «человека существует лишь один враг — он сам». Здесь мы и переходим к тем внутренним рычагам и силам, которые связаны с образованием, воспитанием, волей. Тем, что одних делают людьми творческими, а других — выполняющими простые, нередко утомительные и однообразные функции. Причем самое обидное, что по своим возможностям они могут быть на голову выше первых.

— На каком этапе возникает связь или конфликт сознательного с бессознательным? А может быть, ученые ошибаются и речь идет просто о памяти…

— Давай разберемся на примере. Про одних говорят: «Он — сознательный». Иначе: у него сознание преобладает над подсознательными влияниями. Он, когда перед ним встанет вопрос, изучать ли ему иностранный язык, проводить ли свободное время со своими детьми, помогать ли жене по хозяйству, пойти ли вечером в библиотеку или избрать удобную для себя, развлекательную программу, изберет именно первый путь. Более того, он будет стараться, чтобы это доставило ему удовольствие ц радость. И наоборот, человек малосознательный (или несознательный) скажет: «А зачем мне это нужно? Проживу и так. Мне отдыхать приятнее». Почему? Да потому, что в его подсознании (в его бессознательных установках) преобладают такие интересы, такие притязания, такой уровень желаний, которые были заложены на протяжении многих лет. Они скапливались чаще без контроля его сознания, но и вполне сознательно. Он видел, что так поступали его друзья. Он считал, что так

Проще. Приятнее. Удобнее. Не нужно себя заставлять. Он живет в свое удовольствие. Вот таким образом проявили себя на разных уровнях (в сознании и подсознании) заложенные на протяжении жизни различные сведения» влияния и отношения. Здесь, возможно, сказались и мамины слова: «Пусть отдохнет, бедный. Он так устает в школе. А я сбегаю в магазин (или вынесу помойное ведро) сама». Здесь и пример друзей: «Бросай, Ваня, школу. Кончил восемь классов — и хватит». И многое другое… Ты прав. Память также заложена в мозгу на разную «глубину». Близкая или поверхностная память, когда вспоминаешь легко и просто. И далекая или глубокая память, когда припомнить события гораздо труднее. Но память — это «справочное бюро». С одной стороны, своеобразная картотека или магнитофонная запись: включил — играет!.. С другой стороны — информация о процессах, возникающих при соприкосновении, взаимовлиянии, борьбе сознательного и бессознательного, определяющего поступки, поведение человека, в которых проявляется воспитание человека, его характер, личность.

— Почему ты опускаешь понятие образование и отрываешь его от воспитания? Разве они не имеют отношения к проблеме бессознательного и не связаны между собой?!

— Трудно ответить на вопрос. На самом деле, мне раньше казалось, что образование и воспитание — единое целое. Но с каждым днем я убеждаюсь в том, что среди нарастающего числа образованных людей встречается немало лиц дурно воспитанных. Это расхождение тем прискорбнее, что авторитет и влияние лиц образованных велик. Но коль скоро они плохо воспитаны, то цена их образованию падает. Отчего это происходит? Не знаю. .Создается впечатление, что основное внимание учащихся сосредоточено на механическом накоплении знаний. А ведь у молодых людей необходимо вырабатывать умение творчески осмысливать полученные знания, развивать накопленный опыт, анализировать просчеты и дефекты, заниматься постоянным самообучением, сравнивать хорошее с лучшим,— одним словом, нужно максимальное внимание уделять не количественной, легко восполнимой стороне обучения, а ее качественной, нравственной, воспитательной стороне! У меня создалось представление, что образование состоит из двух неразрывно связанных между собой фрагментов: знание и творческое приложение к практике. Но для этого, последнего, необходим высокий уровень воспитания.

Тогда скажи, как ты представляешь себе проблему воспитания?

— Воспитание—это непрерывное сочетание внешних и внутренних процессов, происходящих в психике человека и проявляемых в его поступках. Происходит оно под влиянием внешних процессов (поощрения и наказания: показа — что и как следует делать, и рассказа — накопления понятий о хорошем и плохом). Не меньшее, а порой и большее значение имеют процессы внутренние, протекающие без и под контролем сознания. Хорошо, когда у человека формируются собственные убеждения, в результате упорного сознательного стремления осмыслить информацию, получаемую извне. Критически ее переработать. Отобрать то, что он считает правильным и отвергнуть неправильное. Нравственные убеждения человека во многом определяют его притязания.

— Прости, мне эта часть твоих рассуждений не совсем понятна.

— Представь себе, что человек сомневается, можно ли присваивать себе то, что находится без достаточного надзора, или нельзя. Его убеждения в этом отношении недостаточно твердые. Тогда он в одном случае (когда за предметом имеется контроль) будет «честен» и его не возьмет. А в другом (когда контроля нет) обязательно похитит. Человек же твердых убеждений считает, что существует ряд поступков, которые ни при каких обстоятельствах совершать нельзя. Его внутренние представления совпадают с теми требованиями, которые сформулированы в обществе и членами этого общества неуклонно исполняются.

— Тогда выходит, что стать воспитанным человеком очень несложно?

— Как раз наоборот—и по многим причинам. Первая из них: для обладания твердыми убеждениями нужно накапливать их с самого рождения и все время работать над собой. Поскольку человек наблюдает примеры, противоречащие его убеждениям. Воля дана не каждому и укреплять ее тоже трудно. Вторая причина: изменения, происходящие в окружающем человека обществе, которым он порой противостоять не в силах.

— Но как ты связываешь свои довольно понятные рекомендации с вопросом сознательного и бессознательного?

— Просто. Когда человек задумывается над тем, что он собой представляет, какими качествами обладает,— положительными и отрицательными,— тогда начинает размышлять и над тем, как его личностные черты отражаются на его отношениях с близкими, с коллективом, какими качествами он наделит своих детей. Осуществляя подобный анализ, человек волей или неволей устанавливает более прочные связи между своим сознанием и подсознанием. Он заглядывает туда, откуда на него неожиданно «поплывут» разного рода неприятности, и теперь он не только ожидает их, но даже предпринимает меры, чтобы этого не произошло. Так постепенно он сам начинает думать, с чего ему начать. С укрепления воли или с физических нагрузок. С приведения в порядок некоторых черт своего характера или создания определенных убеждений. А вслед за этим возникает и другой этап — осмысление своих притязаний. В конечном счете он приходит к мысли о необходимости задуматься над смыслом жизни. Для чего и как он живет. Получается, что воспитание — это создание прочных связей между сознательным и бессознательным. Это высокая динамичность процессов, происходящих между сознательной и бессознательной деятельностью мозга. Н. М. Амосову принадлежит великолепное определение: «Убеждения, доведенные до автоматизма,— вот идеал социального воспитания человека. Это означает, что человек буквально не может сделать поступков, осужденных обществом».

Весь смысл изучения, постижения механизмов бессознательного учеными мне видится под главным рациональным углом: человек может и должен знать о себе то, что известно современной науке. Это необходимо для того, чтобы определить свои сильные стороны. И их еще в большей степени развить и использовать. Выяснить свои слабые стороны, которые его подводят, доставляют ему огорчения, в самый неподходящий критический момент мешают ему, разрушают его планы, ломают его жизнь. Когда человек умеет проанализировать свои достоинства и недостатки, тогда он и начинает соответствовать понятию человек сознательный, разумный — Homo sapiens. Тогда резервы его личности, его профессионального мастерства, вероятность его счастливой и плодотворной жизни станут возрастать, вне зависимости от тех трудностей, которые выпадут на его долю.

Скепсис и сомнения — очень хорошие свойства, когда они побуждают человека к действию, поиску, проверке. Но когда неверие служит безделью, «незатруднению ума», оно — проявление невежества.

Заключение: сфера подсознательного в человеке гораздо глубже и неизведаннее, чем можно предполагать, ибо сюда же можно отнести новую область генетических кодов. Кто знает, быть может, в матрицах наших генов закодированы многие еще не раскрытые закономерности и черты поведения отдельных особей. И умение их «прочитать» позволит создать совершенно новые подходы к образованию, воспитанию и… влиянию на УДК!

— А теперь сформулируй, что представляет собой человек в плане психологическом?

— Попробую. Правда, кое в чем я вынужден буду повторяться. Человек — это единство социальной сущности и биологической или инстинктивной основы: в одной системе, находящейся в единстве и борьбе, сочетаются сознательное и бессознательное. Совокупность убеждений человека (во что он верит, чем руководствуется, к чему стремится) определяет его поступки и поведение.

Все многообразие фактов и отношения к ним подвергаются непрерывной переработке и в сознании человека, и в результате его бессознательной психической деятельности. Казалось бы, психологическая система человека рациональна: необходимое находится на поверхности, «под руками», а менее нужное — в глубине, в подсознании. Но на самом деле это бессознательное обладает громадной силой воздействия. Ибо инстинктивное, биологическое стремление человека к максимальному удовлетворению его душевного комфорта из двигателя жизни может превратиться и порой превращается в ее разрушителя. Отсюда возникает чисто практическая задача: знать, как «устроена» человеческая психика. Понимать необходимость отбора постулатов, необходимых для правильной жизни: «опускать» их в подсознание лишь хорошо «профильтрованными» сознанием! Полезно периодически контролировать себя: в какой степени тебе удается, «не задумываясь», в стрессовых или не контролируемых ситуациях осуществлять правильные действия.

— Мне не совсем понятна возможность проверки своего «бессознательного багажа».

— Попробую привести сравнение. На протяжении недели у меня дома на рабочем столе набирается такое количество разных бумаг, дел, записок, что в субботу или воскресенье я вынужден затрачивать довольно много времени, чтобы разобрать их. Иначе будут просрочены задания, не выполнен личный план и дальнейшая работа просто затруднится. Очевидно, любому человеку также не мешает выкраивать время на упорядочение того, что у него накопилось в психологическом плане, устраивать «чистку авгиевых конюшен подсознания». Для этого пригодны все способы учета событий (дневники, заметки), где самокритически оценивается собственная работа, отношения, промахи, проступки. Фиксируется, в чем ты был неправ, когда допустил ошибки, где нарушил собственные принципы и почему. Когда эмоции «затуманили» твое сознание, и поэтому ты вел себя не должным образом. Когда они вошли в противоречие с твоими поступками, стремлениями, желаниями, убеждениями…

— Например?

— Ты решил разговаривать с женой, когда она раздражена, только спокойным и благожелательным тоном, и вдруг, неожиданно для себя самого, сорвался. Но ведь это ты, а не она, дал себе слово вести себя иначе. Стало быть, ты и виноват.

— Итак,— еще раз — когда бессознательное всплывает в человеке, на его сознательный уровень?

— Чаще всего во время угнетения или отключения сознания: в результате эмоций, при стрессах, в экстремальных ситуациях, при отвлечении внимания, ослаблении воли, во сне. При автоматической профессиональной работе. В этом — положительный экономный вариант бессознательных действий. И, наконец, в процессе творчества. Когда «каналы» между сознательным и бессознательным в максимальной степени раскрыты («снизошло вдохновение»). Идет бурный процесс продуцирования новых понятий, определений. Иногда этот процесс утомляет человека. Он «выдыхается». Но мозг продолжает работать. И тогда оказывается, что не дававшаяся мысль — полностью сформулирована… во сне. Недаром считают, что процесс творчества можно подразделить на сознательный этап (подготовка), бессознательный (инкубация и озарение — во сне или в отключении во время выполнения иных задач) и обоснование (сознательный этап). Я не убежден, что процесс творчества всегда происходит именно в этой последовательности. Но то, что подобные этапы имеют место,— вполне вероятно.

— Судьба человека, по-твоему, зависит от него самого?!

Не во всем, но во многом. В частности, от того, кто, что и как будет закладывать «запасники» бессознательного- как рано и с какой интенсивностью будет включено его сознание в этот процесс закладки,— отбор, сортировка, периодическая «инвентаризация», правильные убеждения и притязания — все это, вместе взятое, определит действия человека. А действие в совокупности с мыслями и есть неповторимая личность человека.


Уехал мой друг. Перечитал я эти заметки и еще раз подумал, что внутренний мир человека необычайно сложен и интересен. Несколько десятков лет назад люди меньше занимались своим домом, правильно полагая, что вначале нужно позаботиться о работе: каковы результаты труда — таков и дом. Сегодня мы научились и продуктивно работать, и заботиться о собственном доме. Не пришло ли время отдать часть своего времени ознакомлению с высшим творением природы — с человеком, с самим собой?..




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *