По поводу строения и развития органов и систем человека

Гомо сапиенс—человек разумный. Носитель разума — мозг. А весь организм человека — кости, мышцы, внутренние органы — служат для выполнения различных функций, в конечном счете подчиненных мозгу или его обслуживающих. Вспомним замечательного писателя Николая Островского. Пораженный тяжелым нарастающим недугом, неподвижный, он писал свою книгу до последнего мгновения, пока его угасавшие органы были в состоянии обеспечивать жизнедеятельность мозга…

Вместе с тем тело и мозг человека неделимы и в деятельности их сочетаются объединенные биосоциальные функции, находящиеся в состоянии динамического равновесия. Рассмотрим в этом разделе три вопроса: I. Мозг, его развитие и функции. II. Внутренняя среда организма. III. Приспособление (адаптация) к внешней среде.

Развитие мозга и его функции. Споры, с какого возраста человеческий детеныш становится человеком, не утихают до сегодняшнего дня. Появившийся на свет ребенок считается новорожденным человеком. Однако если он попадет к животным и проведет среди них несколько лет, то обучить его не только хождению в вертикальном положении, но и пониманию речи и умению говорить будет чрезвычайно трудно. Такие случаи описаны.

Видео: Системы органов

Несколько лет назад в США был судебный процесс над врачом, способствовавшим выкидышу плода весом свыше 1000 граммов. Отчего возникла юридическая проблема? Достижения науки последнего десятилетия позволили врачам, путем напряженных усилий, спасать детей подобного веса. Но тогда такой случай выкидыша должен рассматриваться как убийство. Так оно и было квалифицировано. Известный детский хирург Эверетт Куп в своей книге «Право на жизнь и право на смерть» утверждает, что коль скоро произошло слияние родительских яйцеклеток и началось формирование эмбриона, то обычный аборт по своему существу также является убийством. Как из семени мака вырастает только мак, так из эмбриона человека может получиться в конечном счете только человек. (Мы не будем здесь касаться «генной инженерии» — это отдельная тема.)

Вероятно, решение дискутируемого по сей день вопроса заключено в отношении к женщине, в утробе которой зачат ребенок: ИХ ДВОЕ. Тогда никаких сомнений возникнуть не может. Охрана ее здоровья, отношение к ее психике, поведению, питанию однозначны — рассчитаны на появление нового индивида. Нового человека. Как это и предусмотрено законодательством нашей страны.

Процесс созревания эмбриона и плода длится долгих 10 лунных месяцев. Формирование же различных органов или систем происходит на протяжении многих месяцев и даже лет после рождения. Формально же ребенок появляется на свет достаточно жизнеобеспеченным, чтобы начать свое существование вне материнского организма. Наиболее интенсивно и продолжительно развивается наименее зрелый вначале, но наиболее важный орган — мозг. У новорожденного он имеет 12—14 миллиардов нервных клеток с отростками (нейронами), связывающими отдельные клетки между собой и с расположенными глубже в мозгу и вне его системами и органами. Основные свойства нервных клеток и нейронов — приходить в состояние возбуждения или торможения, а также — образовывать связи.

Мозг можно было бы сравнить с громадной стеной, на которой множество сгруппированных лампочек, то ярко светящихся, то угасающих. Еще удобнее представить себе его разные пласты или уровни в виде магнитофонных лент двух сортов. Старые, заполненные записями: включи кнопку — и они зазвучат. И новые, совершенно чистые. Пиши на них, что угодно. Располагаются они в разных местах. Старые — биологические ленты, заложенные в подкорковой системе головного мозга,— о них еще пойдет речь.

Избавиться от старых записей бывает трудно. Более того, стоит человеку отвлечься, задуматься или перестать себя контролировать, как он в определенных ситуациях может напомнить своего далекого предка: рычать или кричать вместо того, чтобы говорить спокойно — зазвучала старая, давно записанная магнитофонная лента.

Кроме старых, есть и другие ленты, где отчетливо фиксируются некоторые свойства, переданные от родителей. Их много. Это и признаки физические, например, цвет глаз — голубые, карие, темные, «в крапинку», цвет волос — черные, рыжие, белокурые. Среди врожденных свойств могут быть черты характера: спокойный, горячий, сонный, как муха! Существуют и наследственные заболевания. У матери был врожденный вывих бедра. И у ее дочерей — тоже. Эти ленты — врожденные, или генетические, коды, признаки, передающиеся по наследству.

Иное дело — кора головного мозга, или молодой мозг. Будем считать его чистыми лентами. На них у ребенка, как только он появился на свет, начнут записываться сведения из окружающего мира. У него нет пока разума, опыта, привычек — он их будет приобретать в последующем, в процессе воспитания, образования, развития интеллекта. Повторяю, что чистых лент у новорожденного — громадное количество. От того, насколько правильно он их запишет — во многом зависит его будущее.

Однако вернемся к «старым лентам», которые порой недооцениваются. И зря.

По мнению известного канадского ученого Селье, самые древние и мощные функции организма, заложенные в подсознании человека как инстинкты, следующие. Размножение. Отсюда — сексуальное влечение, любовь. Сохранение потомства — отсюда альтруизм, забота о ближнем. Питание — отсюда ранний безусловный сосательный рефлекс новорожденного. Агрессивно-оборонительный рефлекс в борьбе за существование — отсюда эгоизм, борьба за свое благополучие, порой за счет ближнего. Однако ни альтруизм, ни эгоизм в чистом виде рентабельными не Оказались. Поэтому люди выжили, считает Селье, благодаря принципу альтруистического эгоизма. Древние качества, такие, как необходимость расслабляться, страх, трусость, жадность, исследовательский рефлекс и многие другие,— все они наложили отпечаток на те Качества человека, которые запрятаны глубоко, но могут проявляться сильно, если их не подавят более мощно развитые сознательно-волевые усилия. Фридрих Энгельс писал:

«…факт происхождения человека из животного царства обусловливает собой то, что человек никогда не освободится полностью от свойств, присущих животному, и, следовательно, речь может идти о том, имеются ли эти свойства в большей или меньшей степени, речь может идти только о различной степени животности или человечности».

Маркс писал: «Человек отличается от барана лишь тем, что сознание заменяет ему инстинкт, или же, что его инстинкт осознан». Отсюда вытекает, что человеку нужно знать: в определенные мгновения, когда сознание его затуманено, он способен поддаться инстинктивным мощным влияниям. В одних случаях это может оказаться полезным. А в других — катастрофически плохим. Или отчетливо представлять себе, каковы его психические реакции и инстинкты, чтобы уметь ими управлять, а не находиться в их власти. Иначе говоря, человек обязан знать не только свои сильные, но и слабые стороны. Тогда работа над собой, самооценка и самовоспитание облегчатся. Тогда ему легче будет «взращивать» в себе все подлинно человеческое и подавлять животное.

Нам кажется, что метафора с магнитофонными лентами и последующий ход рассуждений дает основания подтвердить правильность пути, намеченного современными социологами, психологами, педагогами и нуждающегося лишь в четком организационном оформлении. Пусть старые и записанные в генетическом аппарате ребенка «магнитофонные ленты» звучат громко и властно. Наша задача — сделать записи «чистых лент» более мощными и регулирующими. От них должно зависеть в конечном счете поведение человека. Записи эти тем глубже и результативнее, чем полнее будет совпадение их внешних (экстравертных) и внутренних (интравертных) механизмов. Мы неоднократно будем возвращаться к мысли, что внутренние влияния, стремления, хотения, желания, потребности — порой играют не меньшую, а большую роль, чем влияния внешние.

Смысл обучения и -воспитания заключается в том, чтобы сделать прогрессивные качества ребенка с первых дней его жизни — желанными, чтобы он был заинтересован только в том, что в последующей жизни окажет ему пользу, а не станет источником вредных влияний. Поэтому образование, и воспитание ребенка нам видится главным образом не в oпeрежающем, во что бы то ни стало, его развитии, хотя оно безусловно, должно быть взято на вооружение, а в использовании каждого этапа психофизиологического развития с целью найти механизмы, готовые к восприятию именно с уровня и качества информации, и развивать их в желаемом направлении. Примером может служить отношение к классической музыке, которая, по бесспорной оценке психологов, служит одним из прогрессивных способов воспитания личности. Сколько современных школьников и подростков умом понимают ее, но слушать ее не могут. Они опоздали со своим музыкальным развитием. А вернее, опоздали их родители, упустившие в системе воспитания сей важный момент.

Поэтому коль скоро принять метафору с магнитофоном как руководство к действию, то на «чистые ленты» целесообразно записывать (путем привития интереса ребенку, усиления его внутренних побуждений и хотений) отчетливо звучащие «мотивы»: любовь к работе, уважение к родителям и старшим, сила воли, отвращение к накопительству и безделью, предпочтение простой и здоровой пищи и многое другое. И логично рассматривать безделье, неумеренную жажду приобретательства, насильное кормление, потакание капризам и вседозволенности любимым отпрыскам как проявление в первую очередь недостаточного понимания того, как человек становится Человеком. Или не становится им.

Новая программа закладывается в мозг ребенка каждый день и каждый час его жизни. На его чистые ленты идет непрерывная запись. Он еще ничего не в состоянии понять, а в подсознании уже происходит накопление сведений, ассоциации, программ. И звучат эти разные программы по-разному Иногда одновременно, иногда в разных комбинациях.

Чтобы было яснее, представим себе каждую ленту в виде одного инструмента. Первая лента, биологическая,— барабан. Он стучит: бам, бам, бам. То тихонько, то так громко, что заглушает все остальные инструменты. Например — пищевой рефлекс. В избытке он мешает многим людям. Вторая лента — врожденные, генетически обусловленные качества. Пусть будет труба: ту, ту. Например, вспыльчивость. Третья лента звучит из подсознания, когда детеныш еще ничего не может понять, а его магнитофон уже начал запись. Это гитара: дрень, дрень, дрень. Следующая, четвертая, записывается в результате первых осознанных понятий — образов, которыми новорожденный знакомится через свои органы чувств. Предположим, это будет флейта: пи, пи, пи. Пятая лента фиксирует высшую нервную деятельность, все то, что рождается в мозгу в результате общения с окружающим миром,— сложные «внутренние» процессы (воспоминание и предвидение, творчество и пр.), и может соответствовать многокрасочному инструменту — арфе. Наш небольшой оркестр составлен: барабан, труба, гитара, флейта и арфа.

Барабан — биологическая сущность мозга — это что-то древнее, глубинное, сильное. Труба — врожденные и наследственные влияния, распространяющиеся на все без исключения свойства ребенка. Гитара — то, что лежит в подсознании, закладывается туда ежедневно и может внезапно всплыть. Предполагают: возможно, в подсознании заложены некоторые данные, полученные до того, как ребенок родился, под влиянием ощущений и движений во время пребывания в утробе матери. А флейта — это информация, получаемая в основном через органы чувств — зрение, обоняние, прикосновение, вкус, слух. Арфа — разум, интеллект, образование, культура, то есть чисто человеческие свойства.

Записи производятся на разных пленках, и звучат они чаще всего в различных комбинациях — вместе или (редко) каждая отдельно. Отсюда неожиданный контрапункт — слияние отдельных тем разных инструментов,— который поражает и самого человека и окружающих неожиданно прекрасной гармонией или ужасающей какофонией.

Приведу лишь один пример того, как возникает критическая ситуация, когда человек остро и глубоко взволнован, иначе говоря, когда произошел взрыв его эмоций.

Из дома выбегает большая злая собака и с лаем бросается на вас. Одновременно срабатывают все наши инструменты. Однако у ребенка в большей степени отреагируют барабан и труба — он заплачет, закричит или побежит, либо будет беспомощно стоять. При этом определенное влияние также окажут формирующиеся у него черты характера.

У взрослого человека наслоятся звуки арфы и флейты: он либо пойдет спокойно навстречу собаке, зная, что животное часто не выдерживает этого, либо, в случае необходимости, применит один из приемов борьбы с хищниками — встанет неподвижно и в последний момент нанесет удар ногой или кулаком в морду зверю… Понятно, что и здесь проявятся все свойства человека и не последнее место будет принадлежать его характеру — воле, выдержке, смелости.

Возвращаясь к анатомическому строению мозга, отметим, что группы мозговых клеток объединены для выполнения определенной функции в системы или, как их называли ранее,— центры. Но связи между клетками и системами образуются далеко не сразу. Активнее всего, с первых дней жизни, а потом на протяжении всей человеческой жизни — медленнее или быстрее, но постепенно угасая. Содержание этих связей многообразно: память, реакция на чувства (зрение, вкус, слух и др.) — Для их закрепления требуется многократное повторение, тренировки. Так из поступков рождаются привычки. Растет запас информации — образование, знания. В сфере нравственной и психологической формируется характер, накапливаются убеждения. От простых — к сложным. Это можно, а этого нельзя. Над этим нужно подумать…

Чем дети меньше, тем голова их крупнее относительно размеров тела. У новорожденного вес мозга составляет лишь 5% веса мозга взрослого человека. К пяти годам —90%, а к десяти годам — 95%.

В первые пять лет ребенок во многом формируется. При условии своевременной тренировки его мозга. Именно этот факт ставит перед необходимостью каждый день этого периода его жизни рассчитать точно: дать ему именно такое количество нагрузки, которое необходимо. Не больше, но и не меньше.

Видео: Лекция №19. Строение органов полости рта. Лекция по гистологии

Современная физиология доказала, что мозг еще далеко не изученная электрохимическая лаборатория с измеренной мощностью тока в нем — до 8—12 ватт. В первые и последующие годы жизни он быстро усложняется, саморегулируется. В детстве очень раним, но, возможно, обладает способностью к взаимозаменяемости функции, хотя и неполной.

Отчего я упоминаю об этом? Голову ребенка, подростка нужно беречь и в переносном и в прямом смысле. Забегая вперед, отмечу: когда мне говорят, что ребенок перенес сотрясение мозга или подросток увлекается боксом, у меня возникает чувство неуверенности, беспокойства. Современные часы обладают «противоударными, водонепроницаемыми, антимагнитными» и кто знает еще какими свойствами, однако вероятна такая сила воздействия, когда этих свойств может быть недостаточно и произойдет поломка. С мозгом — точно так же, тем более что «противоударные» свойства У него весьма относительны.

С каждым днем роста и развития ребенка крепнут связи мозга с его органами чувств, и скоро это окажет свое властное влияние на формирование всех человеческих качеств. Связи становятся «протореннее», «гуще», «тренированнее».

Развитие и рост мозга зависят от многих факторов и в первую очередь от движения. Чем больше ребенок Двигается, тем мозг развивается лучше. Недаром в коре головного мозга в наибольшей степени, помимо чувствительных, представлены двигательные центры мышц человека. А их возбуждение распространяется и на другие. Чем чаще с ребенком говорят, читают ему книжки, рассказывают сказки, отвечают на вопросы, тем больше связей возникает в его мозгу, тем лучшими возможностями для своего развития он станет обладать в будущем. Чем раньше он получит рассчитанные на данный этап его развития воспитательные «уроки», тем легче ему будет впоследствии, и чем раньше он начнет «насыщаться» правильными нравственными примерами, тем прочнее они закрепятся в его поведении, войдут в его «плоть и кровь».

Наверное, не нужно преувеличивать значение РАННЕЙ тренировки всех функций, связанных с развитием мозга ребенка, но неправильно закрывать глаза и на опоздание с ней. Обратимся к некоторым законам развития человека. Замечательный советский физиолог П. К. Анохин открыл понятие функциональной системы. Существо ее состоит в том, что созревание связей между клетками ЦНС (центральной нервной системы) и периферией, например группой мышц, исполняющих определенную функцию, происходит в то время, когда она необходима для выживания и дальнейшего развития ребенка. Сосательный акт появляется к моменту рождения. Иначе ребенок умрет с голода. Равновесие и стояние на ногах начинаются с 9—12 месяцев и т. п.

Все ли целесообразно в этом отношении у человека? Конечно, нет. Например, у новорожденного развит мощнейший хватательный рефлекс. Я наблюдал этот рефлекс у появившегося на свет в результате криминального аборта 7-месячного плода, еще подававшего признаки жизни. Врач прикладывал к его ладошке карандаш, и тот сжимал ручонку с такой силой, что за карандаш плод можно было поднять на воздух. Зачем ему сейчас этот рефлекс? Но тот далекий наш предок, который цеплялся за шерсть матери, прыгающей по деревьям, выживал. А если не цеплялся, то разбивался насмерть. Понятно, что естественный отбор сохранил нам «цепких», и хотя человеческому ребенку он в такой степени не нужен, но тем не менее существует с рядом других биологических рефлексов и привычек.

Пример с хватательным рефлексом важен потому, что он простейший из функциональных актов,— а они вскоре начинают накапливаться, как снежный ком.

Одновременно созревают чувства. Ребенок реагирует вначале на простые раздражители: тепло, приятно — улыбается, холодно, неприятно — кряхтит, кричит. Интересно — смотрит. Услыхал шум, звук — повернул головку. Наелся — больше не хочу. Выплевывает. Не наелся — дай еще! Плачет. Это — хочу, а то — не хочу. Стал различать и понимать слова: можно, нельзя. На первый, второй или десятый раз — запомнил. И началось воспитание вместе с обучением или, точнее, обучение вместе с воспитанием. Тренировка. Совершенно новый этап, чисто человеческий. Пусть переговариваются птицы, мурлычат на все лады коты и кошки, перепискиваются умнейшие дельфины. Но человеческий детеныш ждет не дождется, чтобы начать понимать, запоминать, говорить! И тогда он постепенно становится человеком. С года, двух — до пяти. Прочитайте Корнея Чуковского: «От 2 до 5»… В этот период растет «каркас» будущего человека, записываются на чистые магнитофонные ленты его памяти, понятий, чувств, желаний громадное количество фактов. На ребенка одновременно влияют воспитание, образование и труд. А позднее и остальные формы его социальной деятельности.

Для ребенка и игра, и физкультура, и работа — если они правильно организованы — труд: они трудны. Хотя в каждом имеется своя специфика. В чем особенности?

Игра — развлечение и образование: положить в коробочку шарики, нанизать на палочку кольца, соединить пластмассовые части конструктора. Игра? Труд! И это уже в 1 год. Для каждого полугодия — своя игра. Игрушки — только те, которые нужны,— тренирующие, развивающие. Не механический паровозик, гипнотизирующий всех мужчин: нажал рычажок — едет! Еще раз нажал — остановился! Труда немного. Быть может, пища для фантазии. Для ребенка. На два дня. Не игра и не труд. Пустое развлечение.

Физкультура — хорошо. Особенно если вместе с родителями. Весело, с шуткой. Очень точные движения. Повторные. Трудно? Да! Труд? В какой-то мере — да! И воспитание. И здоровье.

Но самые первые трудовые процессы начинаются, когда двух-трехлетнего человека о чем-то просят, например: «Юра! Принеси, пожалуйста, бабушкину сумочку из передней». И он радостно бежит — его попросили, ему доверили дело! Принес. Ошибся. «Юрочка, это не бабушкина сумка, а дедушкина папка». Расстроился. Смотрит: как быть? «Отнеси, пожалуйста, эту папку на место и поищи бабушкину сумку. Круглую, с ручкой». Побежал. Принес. «Спасибо, Юра, правильно. Молодец!» Выполнено трудовое задание. Не сразу, но выполнено. Наш Юра даже вспотел, устал. Его похвалили. Было трудно, но он работал. Что может быть в жизни лучшего?.. Только с такими ощущениями и чувствами должен входить труд в душу ребенка. Тогда он будет считать его нужным, радостным и приятным. И утомление после него — не наказание, а естественное состояние. Плата за это приятна: «Спасибо, молодец!»

Основы воспитания ребенка вытекают из развития высшей нервной деятельности, изученной школой И. П. Павлова и его преемниками в области возрастной физиологии — Н. И. Красногорским, В. М. Бехтеревым и Н. М. Шеловановым.

Первые безусловные, врожденные рефлексы носят приспособительный или защитный характер: боль — крик, резкий звук — вздрагивание, касание губ — сосание и т. п. На первой-второй неделе жизни устанавливаются условные рефлексы: между отдельными участками коры головного мозга замыкаются связи. Например, через определенный промежуток времени после кормления у ребенка возникает голодное возбуждение — он кричит, требуя пищи.

Условные рефлексы лежат в основе разного рода привычек. Покачайте ребенка несколько раз перед сном — он не будет потом без этого спать. Знаменитому русскому педагогу К. Д. Ушинскому принадлежит мысль, что устойчивые привычки становятся «второй природой человека». Условные рефлексы могут подавить даже рефлексы безусловные. Попробуйте малыша, когда он сыт или пища для него непривычна, покормить насильно. У него не появится сосательный или глотательный рефлекс, а он, гримасничая, будет выплевывать еду- иногда у него начинается рвота…

Условные рефлексы способны затухать, а поэтому требуют подкрепления. Но возникают они довольно быстро, особенно у детей старше 2 лет,- за 2-4 повторения. Следовательно, в основе воспитания, образования привычек лежит цепь условных рефлексов. Поэтому проводить его надо с первых дней жизни, пока ребенок не приобрел вредных или дурных привычек и они не стали чертами его характера. С воспитанием нельзя опаздывать!

В зависимости от того, ставят ли перед ребенком одинаковые или различные требования, возникают разные варианты поведения. Например, если мать, отец и воспитательница детских ясель приучают его чистить зубы утром или мыть руки перед едой, то он будет выполнять эти процедуры неукоснительно и, кроме того, требовать того же от сестры, брата или самих родителей. «Почему папа сегодня не почистил зубы?!» — спрашивает возмущенный трехлетний поборник гигиены. И наоборот, коль скоро у родителей разные мнения по тому или иному вопросу, ребенок мгновенно выбирает приятное или более удобное для себя и, находя любую лазейку, настойчиво добивается выгодного варианта. Вот почему ребенок лучше воспитан, когда родители единодушны, а не склонны к расхождениям, что, увы, бывает чаше.

Для каждого возраста характерны свои физиологические особенности и психологические доминанты. Рождаясь на свет без признаков интеллекта, ребенок за первые три года «пробегает» громадный путь: у него формируются движения, речь, эмоции, мышление. Буквально каждый месяц, каждый год жизни имеют такого рода особенности, которые необходимо знать. Чрезмерно повышенные требования поведут к нервности и раздражительности, заниженные — к отставанию, порой невосполнимому. Отчего людские детеныши, попавшие в животные стаи, не поддавались затем обучению и воспитанию? Был упущен именно тот момент, возрастной пик, когда мозг подготовлен именно к этому виду образования.

Поэтому, зная, что у ребенка в 2—3 месяца развивается тактильная — при ощупывании — чувствительность, а около 4 месяцев он начинает различать цвет и форму предметов, родители дают ему ощупывать разные погремушки, а затем предъявляют их для опознания. Коль скоро в 1,5 года он способен различать геометрические формы предметов, а ближе к 2 годам — три-четыре цвета, то вначале ему предлагают подобрать одинаковые формы или вставить одну в другую разного калибра матрешки, а позднее — взять игрушки, сходные по цвету. Когда у ребенка развивается эстетическое чувство? Оказывается, около трех лет. И оторванная ручка у куклы — это «некрасиво». А приучать нужно к красивому. Когда у ребенка развивается воображение? Когда он может быть «бабушкой»? Уже в 2,5 года…

Пустяки? Детали? Ничего подобного! Ведь если от двух до пяти лет у ребенка бурно нарастает речевой опыт, то мы обязаны разговаривать с ним, расспрашивать его и, главное, отвечать на тысячи вопросов. И никогда (!) не говорить ему: «Не мешай!», «Отстань!», «Опять ты со своими вопросами!», «Папа устал. Спросишь в другой раз». Кстати, это один из типичных «антивоспитательных» примеров. Но, к сожалению, их можно привести много. Как это ни утомительно, но с ребенком нужно много и часто разговаривать: ответы на вопросы стимулируют мыслительный аппарат. А это, конечно, пригодится в будущем, когда дети подрастают и воспитание их усложняется. Например, если ребенок в 7—9 лет выглядит неорганизованным, расхлябанным, то это не значит, что эти черты заложены в его характере. А может быть, просто его организм, как и у многих ребят в этом возрасте, именно таким образом реагирует на переизбыток информации и разнообразных школьных требований и заданий. Значит, придется особенно спокойно и терпеливо выносить эту раздражающую полосу в жизни ребенка, помогая ему советом и делом.

Когда в 12—15 лет он становится нетерпимым, раздражительным, обидчивым, для него перестают существовать авторитеты, а всякое насилие кажется ему трагедией,— это всего. лишь свидетельство того, что на фоне эндокринно-гормональных сдвигов начинается также и формирование социально- общественных качеств. Многие из них рождаются из отрицания. Некоторые — из приятия. А это важно знать в деталях, ибо существуют точно разработанные методические приемы, которые будут полезны, если не пропущены важные этапы в воспитании ребенка в первые годы жизни. Такова связь между развитием мозга и его функциями.

Коротко о внутренней среде организма и количестве здоровья. Заглавная роль мозга человека неразрывно связана с системой его жизнеобеспечения, его внутренней средой — кровь, ее состав, давление и т. д. Многие процессы в организме происходят автоматически, автономно или рефлекторно. Рассмотрим их более подробно.

Гомеостаз — сила устойчивости, одинаковое состояние. Для нормальной работы всех органов и систем внутренняя среда нуждается в постоянстве — гомеостазе, к чему автоматически и стремится организм и его системы. Эти «постоянные» параметры регулируются посредством связанных между собой механизмов. Допустимые отклонения в главных из них — частоте сердцебиения, артериальном и венозном давлении, температуре тела, содержании гемоглобина и многих других — незначительны. Например, температура тела человека, за пределами которой он нуждается в специальной помощи, должна быть не ниже 35° и не выше 42° — колебания всего в семь градусов. Не очень-то просторно. Организм может нормально работать при уровне сахара в крови не выше 100 и не ниже 60 мг%. Представьте себе, что вы увлеклись и съели его слишком много. ТЕсли вы подвергнете себя физической нагрузке, то он сгорит, но если не делаете этого, то поджелудочная железа вынуждена будет выбросить в кровь дополнительную порцию инсулина, который поможет сжечь этот сахар. Для создания такого гомеостаза требуется некоторое «напряжение». А что получается, когда в крови постоянно мало или много сахара? Если мало — плохо, может развиться тяжкое состояние, называемое гипогликемической комой. Если сахара в крови много — возникает болезнь — диабет.

Нарушение уровня гомеостаза влияет на самочувствие. Например, разболелась голова. Измерили артериальное давление. У одного верхнее вместо 120 снизилось до 100 или 80. Бель — от гипотонии. У другого поднялось до 140 или 160. Боль — от гипертонии. Но нередко самочувствие может не изменяться вовсе. В этом — коварство субъективных ощущений: они способны подвести.

Иммунитет — система защиты организма от вредоносных бактерий и вирусов, живущих в самом организме или тех, которые попадают в него извне. Иммунная система включает лимфатические узлы, селезенку, костный мозг, вилочковую железу, вездесущие клетки, которые циркулируют в крови и лимфе, и вырабатывает вещества, защищающие организм, — иммуноглобулины, лимфоциты. При тяжелых страданиях факторы иммунитета Чаще снижены, но иногда резко повышены (гипериммунные реакции), а отклонения от «золотой середины» — нежелательны. В этом смысле иммунитет рассматривают как часть гомеостаза. Проблема иммунитета сейчас выдвигается в число первейших.

В организме за гомеостаз ответственны многие образования, и среди них первое место отводят гипоталамусу, формации мозга, где перекрещиваются различные связи — эмоциональные, интсрорецептивные (от органов), от внешних раздражителей, органов чувств и др. Гипоталамус связан с гипофизом — участком мозга, влияющим на кору надпочечника, которая выделяет специальные гормоны. Организм, характеризуясь постоянством внутренней среды, обладает способностью, в ответ на разные воздействия, восстанавливать это постоянство.

Стресс.. Учение о нем, выдвинутое Г. Селье, дает возможность понять многие явления, природа которых оставалась ранее неисследованной. Стресс, по мнению Г. Селье, это — напряжение механизмов, ответ организма на любое воздействие (неприятное или приятное), исходящее извне или изнутри организма. Иначе говоря — реакция организма на предъявленные ему требования. При этом важен не источник воздействия, а его сила. Стресс возникает с двумя «целями»: сохранить постоянство, устойчивость, стабильность внутренней среды (гомеостаз), а также приспособиться к изменениям внешней среды (адаптироваться).

Даже у спящего происходит напряжение — совершается кровообращение, дыхание, а мозг выключается не полностью. Избежать стресса невозможно — да и ненужно. Более того, в малых дозах он полезен. В больших — вреден. Чрезмерный стресс, приносящий потери, повреждения организму — от избыточных неприятных (чаще) или приятных (реже) воздействий именуется дистрессом (истощение, недомогание). Такие крайности нежелательны. Подводить к ним человека нужно постепенно, осторожно.

Может возникнуть естественный вопрос: каким образом управлять стрессом, как снимать его? Над этим думают ученые всего мира. (См. Т. Кокс «Стресс», 1981, «Медицина».) Мы еще вернемся к стрессу. Сейчас же отметим, что любой человек способен добиться снижения нежелательных влияний психических перегрузок — раздражения, огорчения, плохого настроения — следующим образом: вначале разобраться в причинах, их вызвавших, например шум на работе, резкие интонации в речи начальника или близкого человека, плохая погода и др. Затем избрать один из пяти вариантов поведения: приспособиться, устраниться, «убрать» причину, отвлечься или лечиться.

1. Самое лучшее — приспособиться, не делать «из мухи слона», изменить свое отношение, если другие способы сложны или невозможны. Так, если вы любите жену и не предполагаете с ней разводиться, а она не в состоянии не делать того, что вас огорчает, то перевоспитывать ее бессмысленно и разумнее всего привыкнуть к ее слабостям. 2. Устраниться чаще всего невозможно: детей и родителей не меняют. Бегство само по себе опасно: в другом месте возникнут еще более трудные ситуации, ибо причина чаще всего лежит не только вне, снаружи, но и внутри — в нас самих, в нашем отношении к окружающему. Впрочем, иногда уход — единственная мера. 3. «Убрать» причину стресса: не встречаться, с человеком, который вызывает огорчения. Однако если причина по сути своей общественно вредная, ее можно устранить сообща, что, например, и происходит во многих коллективах, когда отдельные лица мешают производству или тормозят новые начинания. 4. Отвлечение, переход на иной вид занятий — один из самых распространенных видов ликвидации стресса. Важно, чтобы это переключение было разумным, а не вызывало дополнительных сверхсильных раздражений. Поэтому — общение с природой, с произведениями культуры и искусства, раздумья в одиночестве, неторопливая беседа с другом или, наоборот, интенсивная разрядка, физическая нагрузка дают отличный результат. 5. Лечение стрессов многообразно, однако любые лекарственные средства рождают привыкание, «зависимость», а это — всегда нежелательно. Впрочем, в острых ситуациях (несчастье, тяжелые переживания и др.) как «разовая» мера лекарство необходимо. Аутогенная тренировка, психотерапевтическая помощь — то, что мы назвали «психо-психическими» влияниями — наиболее результативны. Прав А. С. Пушкин: «Учитесь властвовать собой»… Короче говоря, формула регуляции стрессов: «Познайте себя и управляйте собой».

Приспособление к условиям внешней среды (адаптация).

Происходит в результате изменения внешних условий. Возникает неспецифическая реакция, носящая название «общего адаптационного синдрома». Течение его можно разделить на три фазы: тревога, сопротивление и истощение. Г. Селье считает, что эти фазы напоминают периоды жизни человека — юность, зрелость и старость. Чтобы организм мог приспосабливаться в нем заложен определенный запас так называемой адаптационной энергии. Однако он ограничен. Поэтому задача человека — расходовать его мудро и расчетливо: знать, когда и за что ему нужно сражаться, при каких обстоятельствах избегать конфликтов или приспосабливать — ся. Именно таким образом реагирует организм на каждое столкновение — атакой, бегством или сосуществованием.

Г. Селье сопоставил механизмы физиологические с поведением людей. В межличностных отношениях, утверждает он, из трех перечисленных возможностей атака предпринимается довольно часто и с наихудшими результатами. Бегство возможно редко, так как и дети, и родители, и родные, а также супруги, друзья, коллеги, руководители и подчиненные предпочитают стабильные отношения. Бегство или «атака» малоплодотворны. Так определяется основной путь — адаптация, приспособление. Но какой ценой? Не отказываться от основных принципов и нравственных постулатов, но уступать в тех множественных мелочах, упорство в которых и приводит к наиболее разрушительным итогам.

В «Философии жизни» Г. Селье анализирует, как уже говорилось, одно из понятий, определяющих биологическую сущность выживания: эгоизм. Автор показывает, как не только в физиологическом, но и психологическом плане эгоизм оказался нерентабельным. Раковая опухоль, развиваясь неудержимо и эгоистически, уничтожает организм хозяина, а вместе с ним гибнет и сама. Человек, давая волю своим эгоистическим проявлениям, вызывает неизбежные конфликты, приносит много горя окружающим и в конечном итоге страдает от этого сам. По Селье, эгоизм в природе постепенно преобразовывался в качественно новое состояние, с котором мы говорили выше,— «альтруистический эгоизм». Так, например, лишайники, выжившие на земле многие миллионы лет, прошедшие тяжелые «стрессовые» ситуации, обязаны своей жизнестойкости адаптации, приспособлению, симбиозу двух своих составных организмов: грибов, обеспечивающих каркас и водоснабжение, и водорослей, снабжающих растение продуктами питания. Отсюда приспособляемость — главная черта жизни.

Крупнейший биолог и физиолог сделал попытку перенести процессы, происходящие в организме на молекулярном и клеточном уровне, в область философии. Однако построения Г. Селье, касающиеся социальных отношений, обладают безусловной слабостью.

Вместе с тем мысли автора представляют бесспорный интерес. Высокая нравственность рассуждений Г. Селье вытекает из того, что главной жизненной целью он считает «построение светлого будущего». Отсюда — гуманные его рекомендации побуждать себя к «жажде свершений», «трудиться на высшем пределе своих возможностей», «улучшать свое окружение и самого себя», «стараться заслужить любовь ближних», «непрестанно тренировать свои физические и духовные силы»…

Наши замечательные русские педагоги задолго до Г. Селье отчетливо понимали значение суровых тренировок всех психических, физических и нравственных резервов. Когда в напряженных занятиях, увлечениях разными видами науки и искусства, физических упражнениях, систематическом труде, в спорах о целях жизни и путях их достижения, в совместном коллективном выполнении трудных заданий высвечиваются все стороны характера ребенка, а он сам и его товарищи видят собственные достоинства и недостатки. Ибо каждый в определенный период жизни оказывается лицом к лицу не только с коллегами, но, главное, с самим собой и сам вынужден избрать свой путь и способ формирования своих качеств.

Но все это возможно при одном условии: непрестанные занятия, работа, общение друг с другом. Вот это напряжение и даже перенапряжение в молодости и создает запасы той жизненной стойкости, прочности, которую позднее приобрести бывает нелегко. Речь идет не о тех стрессовых нагрузках, когда ребенок или подросток вынужден слепо и подневольно заниматься делом, в которое не верит или значения которого не понимает. Почему подопечные А. С. Макаренко, В. А. Сухомлинского и многих наших современных прогрессивных педагогов стали достойными людьми? Непрестанная работа, которой они занимались, была им понятна и необходима. Вера в целесообразность того, что они делают, придавала им дополнительные силы, создавала запасы жизненной энергии на долгие годы. Точно так бывает в семьях, где в основе отношений — дело, а не безделье, интерес, а не скука, внимание друг к другу, а не безразличие, отдача, а не потребительство. Понятно, что здесь вступает в силу необходимость той самой соразмерности, пропорции, гармонии во всем, что связано с балансом обязательного и необходимого. К чему мы неоднократно еще будем возвращаться.

…Итак, основные физиологические системы организма человека — сердечно-сосудистая, дыхательная, пищеварительная, эндо — и экзокринная, двигательный аппарат, мочеполовая система и пр.— служат поддержанию жизни, продолжению рода, а также двум задачам: сохранению постоянства внутренней среды (гомеостаз) и приспособлению к среде внешней (адаптация). Определяет эти основные функции человеческого разума — психологические и нравственные, в том числе адаптацию к окружающей его среде в широком понимании этого слова,— штаб человеческого организма — мозг.

В связи с понятием стресса возникает необходимость под считать, определить количество здоровья. У человека, обладающего малыми резервами, низким уровнем тренировки механизмов, стресс может быстро перейти в дистресс. Выразится это в том, что он потеряет самообладание в неприятной жизненной ситуации, не выдержит испытаний при чрезмерной нравственной нагрузке, ибо запасы его физического, психичёского и нравственного здоровья невелики. Тренировка развивает границы, диапазон стрессов, из которых он выйдет без потерь. В связи с этим одна из задач: накапливать резервы здоровья, его количество, повышать выносливость. Тогда для людей будут безопасны более широкие «размахи» приятных и неприятных влияний, с которыми*они смогут справляться, ощущая «аромат жизни».

Количество здоровья измеряют по наличию «резервных мощностей» — физических, психических и нравственных,— подлежащих тренировке. Нетренируемые резервы быстро исчезают. Вот, например, как проявляется детренированность: сейчас отойдет автобус, нужно пробежать 50—100 метров, но не успел: сердцебиение, одышка!.. Математически (на модели сердца) «коэффициент резерва» выглядит так: при максимальной работе сердце перегоняет в минуту 20 литров крови, а в покое — 4. Отношение 20:4 = 5. Цифра 5 — коэффициент резерва.

Чтобы быть здоровым, человек проводит ежедневную тренировку своих «резервов здоровья». Заниматься надо с твердым внутренним убеждением, что это необходимо. Можно совмещать с другим «приятным» занятием. Например, делать зарядку перед телевизором. Ехать на велотренажере, одновременно читая книгу. Отправляться на работу пешком либо на велосипеде.

Сложнее, но возможно тренировать психические и нравственные резервы — жизнь ежедневно ставит перед человеком такие задачи. Более того, наука о самовоспитании демонстрирует разительные успехи при настойчивом стремлении уменьшить раздражительность характера и рождаемый ею гнев. Этому будет посвящен отдельный разговор.

Первостепенное внимание физическому здоровью диктуется условиями жизни современного человека. Многие процессы, ранее требовавшие физического труда, НТР заменила умственным. Отсюда гипокинезия. Возросли эмоциональные нагрузки — положительные и отрицательные. Поэтому не реализованы, «не сожжены» гормональные препараты, нарушающие гомеостаз в широком понимании этого термина, вызывающие стрессовые реакции, повреждающие все органы, а в первую очередь мозг и его функции, сердечно-сосудистую и пищеварительную системы.

Чувство утомления, вызванного не физическими, а эмоциональными перегрузками, большинство людей склонны ликвидировать или снижать путем расслабления, отдыха, покоя, развлечений. Организм же их нуждается лишь в одном — усиленной физической работе. Более того, многие не приводят в соответствие энергетический расход и приход: количество пищи при недостаточной физической нагрузке оказывается чрезмерным и переедание «выливается» в полноту. У некоторых напряжение биохимических механизмов позволяет сохранять спортивную, юношескую внешнюю форму. Но дается это ценой перегрузок, и порой результатом является повреждение этих механизмов, не всегда быстрое, но — жестокое. Установлено, например, что диабет, наблюдающийся у значительного числа пожилых людей,— расплата за пристрастие к сладкому и мучному в зрелые годы.

Поэтому режим физических нагрузок и перегрузок и ограничения в пище — тот универсальный ключ к здоровью, его фундамент, который позволяет осознанно влиять на постоянство гомеостаза, процессов, протекающих во внутренней среде организма, улучшать его приспособление к внешней среде и усиливать защитные возможности, в том числе иммунитет. Стабильность, стойкость внутренней среды и приспособляемость к внешней среде можно тренировать, что и характеризует собой одно из свойств здоровья.

Мозг, вместе с другими органами, находится во внутренней среде, которая должна быть весьма постоянной (температура тела, число дыханий, кровяное давление и пр.). Колебания ее параметров опасны. Человек живет, приспосабливаясь к внешней среде. Резкие нарушения внутренней среды или плохое приспособление к внешней — завершаются болезнью или смертью.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *